ОБЩЕСТВО КОРОЛЕВСКОГО ИСКУССТВА

Вступить в королевскую гвардию!

Главная » Библиотека » Обезьяний «доктор Менгеле», расшифрованная природа любви, и при чём тут масоны

Обезьяний «доктор Менгеле», расшифрованная природа любви, и при чём тут масоны

В первой половине 20-го века западное общество очень заметно отошло от патриархальных канонов, оно сильно атомизировалось, люди обособились друг от друга, и именно тогда возник массовый, взрывной интерес к проблемам социологии, психологии, и даже психиатрии.
Проявились гуру-человекознатцы, имя которым легион, и имена которых стали нарицательными, например, Фрейд.

Сегодня, в рамках этологического цикла, остановимся на таком важном, до сих пор волнующем всех понятии как «любовь».

Уважаемые друзья и посетители нашего портала.

Перед Вами одна из нескольких серий большого цикла, посвященного исследованию тайн и загадок цивилизации и мироздания, которые расшифровывает для человечества

Интеллектуальный Клуб общества Королевского Искусства

ИКоКИ

На сайтах «Тайнам Нет» и «Общества Королевского Искусства» можно найти и другие части, выложенные безвозмездно, то есть «дадом». 🙂

Сейчас я Вам расскажу о некоторых, довольно диких с современной, толерантной точки зрения, экспериментах некого «обезьяньего доктора Менгеле», а потом сделаю логическую экстраполяцию на сегодняшнее человеческое общество, которую сам исследователь, кстати, не мог сделать в виду малого срока наблюдений.
Это сейчас уже выросло с тех пор как минимум 3 поколения людей, и можно делать выводы, а тогда он анализировал только короткие жизненные отрезки макак-резусов, живущих, как известно, не так уж и долго.

Природа любви и новое человечество

Фигуранта нашего сегодняшнего расследования звали Гарри Харлоу. Звали – потому что он умер в прошлом, 20-м веке, а точнее в 1981 году от суммарных поражений нервной системы из-за болезней Паркинсона и Альцгеймера, но это нам с Вами в данном случае совершенно неинтересно.
Давайте лучше посмотрим, как и почему этот выпускник легендарного Стэнфорда получил с одной стороны признание всех возможных академий и ассоциаций в области психологии, а с другой стороны такие жёсткие эпитеты типа «обезьяний доктор Менгеле» или «убийца в белом халате».
Многие годы до Второй Мировой и сразу после неё Харлоу занимался этологией, мало того он на протяжении 40 с лишним лет был действующим профессором Висконсинского университета. Вы скажете, что Висконсин – не центр мировой культуры, соглашусь, но всё же …

Итак, тот же Зигмунд Фрейд, или не менее знаменитый Кларк Халл однозначно писали в своих работах, что привязанность является вторичным влечением, зависящим от объекта удовлетворения пищевой потребности.
То есть, если бытовым языком, «кто девушку кормит, тот её и танцует». Будет свою сисю совать в рот кормилица – значит она и будет воспитывать основные инстинкты детёныша.
Харлоу предположил, что допустим, вся любовная и сексуальная жизнь человека закладывается с момента рождения, и главный ответственный за это – женщина, которая кормит грудью.

Чтобы раскрыть природу любви, наш «Менгеле» придумал такой ход:

— проводится эксперимент: малыша отнимают от матери практически сразу после рождения, и это сопровождается болью и вонью. Матери орут, бросаются на стенки клеток, на людей, на сородичей, а детёныши визжат, стонут и потерянно тыкают в пустоту свои сморщенные носики.
И всё это в сопровождении массового поноса, что как известно является признаком страха и страшного эмоционального возбуждения у обезьян.
Впрочем, не только у них. 🙂

Природа любви и новое человечество

— были сделаны 2 проволочные антропоморфные фигурки, одна из которых была завернута в махровое полотенце, и даже могла нагреваться током до правильной температуры, а вторая была похожа на автопоилку, то есть без затей подавала пищу и всё;

— таким образом, получились две матери: одна только кормила, а другая только «ласкала».

И начали происходить удивительные вещи.

Природа любви и новое человечество

Спустя несколько дней детеныши переносили свою привязанность с настоящих матерей, которые теперь были недоступны, на матерчатых суррогатных; за них они цеплялись, по ним ползали, ласкали их «лица» своими маленькими лапками и проводили многие часы, сидя у них на спинах и животах. Матерчатая мать не могла их накормить молоком, и когда детеныши испытывали голод, они забирались на проволочную мать, но затем снова возвращались к матерчатой.

Дальше – больше.

Харлоу поместил проволочных женщин в разные отсеки, и стал малышей сажать то в один, то в другой.
Если испытуемый попадал в клетку с соской, то он начинал какаться, писаться, дрожать, плакать и сворачиваться на полу клубочком. Даже еда его не привлекала.
А вот если он попадал в комнату с мягкой махровой тётей, то вёл себя уверенно, любопытно, активно, разве что периодически возвращался к «тёте» и гладил, прижимался к ней. Очевидно, чтобы подкрепиться боди-позитивом.

Природа любви и новое человечество

Учёный усилил опыты, когда решил нагонять страху на испытуемых. Создав подобие чудовища, которое издавало громкий шум и делало резкие движения, психолог проверял, как себя будут вести детёныши обезьян в стрессовых ситуациях и какова роль матери в вопросе утешения. Все подопытные с появлением опасности с криками и паникой бежали к мягкой «маме». Прикосновение к ткани успокаивало малышей, некоторые даже становились смелыми и впоследствии проявляли агрессию к «монстру».

Природа любви и новое человечество

А «садист» шёл всё дальше. Обратите внимание, что словечко «садист» я употребляю как бы в кавычках, потому что мне лично не кажется диким тот экспериментариум, который устроил «Менгеле» в кавычках Харлоу, используя несчастных подопытных обезьян. Ведь только что прошли 2 страшные войны, Вторая мировая и Корейская, и люди, с одной стороны, были совершенно других, не сегодняшних нравов, а с другой – учёным и медикам нужно было срочно понять и вылечивать многочисленные поствоенные синдромы и психологические травмы.

Итак, для измерения силы привязанности психолог сконструировал «злых матерей». Они были мягкие и тёплые, как прошлые. Однако на этот раз их нельзя было назвать заботливыми. Одна из них тряслась так интенсивно, что у малышей стучали зубы, вторая сильным потоком воздуха «скидывала» детёныша, третья выпускала шипы, а четвёртая имела встроенную металлическую пластину, которая отталкивала обезьяну. Даже после такого проявления насилия маленькие макаки возвращались к суррогатам и издавали умоляющие звуки, будто извиняясь.

Цитата из труда самого Гарри Харлоу: «В нашем исследовании психопатологии мы стали как садисты, пытающиеся создать ненормальность».

Удивительные данные, полученные в результате этих суровых опытов, учёный описал так: «Мы не удивились, когда обнаружили, что комфорт, который приносит контакт, является базисом таких переменных, как привязанность и любовь, но мы не ожидали, что он полностью заслонит такой фактор как питание; действительно, различие оказалось настолько большим, что заставило предположить: главная функция кормления – обеспечение частого и тесного телесного контакта детеныша с матерью… Любовь к настоящей и к суррогатной матери выглядят очень сходно. Как показывают наши наблюдения, привязанность детеныша обезьяны к настоящей матери очень сильна, но ей ничем не уступает любовь, которую в условиях эксперимента детеныш проявляет к суррогатной матери из ткани».

Обезьяний Менгеле получил от общественности почёт и восхищение, его тут же сделали Президентом американской психологической ассоциации, он купался в славе, но вдруг, примерно через год, все резко изменилось.
Надо отдать должное Харлоу – он, как отличный ученый, не стал упираться, когда выяснилось, что результаты экспериментов говорят не то, что думалось поначалу.

Что случилось? Подросших макак, тех, которые остались жить после испытаний, Гарри Харлоу стал то поодиночке, то группами выпускать из клеток. Ему хотелось посмотреть, как животные будут себя вести на условной воле, как они будут взаимодействовать, заниматься сексом, создавать пары и группы.

И оказалось – никак!

Вместо общения – война, самочки рвали парням морды на британский флаг, стоял визг и крик до небес, кто-то сам себе отгрызал пальцы или бился о стенки до крови, и в лучшем случае, если «мартыныч» оставался один, просто сидел и часами раскачивался из стороны в сторону. Типичный аутизм, так ведь?

Природа любви и новое человечество

Харлоу почесал затылок, продублировал опыты, и пришел к выводу, что суррогатные матери в виде махровых полотенец – не есть хорошо.
Первые макаки, выросшие в изоляции, так и не научились играть и спариваться. Однако самки достигли зрелости, у них начали созревать яйцеклетки. Харлоу хотел получить от них потомство, потому что у него появилась новая идея.
Его интересовал вопрос, какими матерями окажутся эти обезьяны. Все попытки подсадить к ним опытных самцов не принесли успеха – самки вцеплялись им в морды. Тогда он придумал приспособление, которое назвал «рамой для изнасилования»: зафиксированная в нем самка не могла воспротивиться тому, чтобы на нее залез самец.
Это принесло успех. Двадцать самок забеременели и произвели на свет потомство. Часть из них убили своих детенышей, другие были к ним равнодушны, игнорировали своих детёнышей, но, в основном это были случаи крайне жестокого обращения: они кусались, били и возили по полу своих малышей, убивали их, и только немногие вели себя адекватно.

Итак, мы с Вами теперь понимаем, что для правильного развития малышей одного кормления матерью недостаточно. Нужен тактильный контакт, нежность, ласка, поддержка.

Но в то же время мать не только даёт пищу, но и учит поведению в социуме, в природе. Она в какой-то момент начинает отдалять от себя бэби, подталкивать его к ровесникам, показывает элементарные приемы гигиены и выживания.

Обезьяна, воспитывающаяся в частичной социальной изоляции, не знает материнской любви. Поскольку она живет в клетке, у нее не может возникнуть чувство привязанности к сверстникам, которое для своего развития требует физического общения с другими молодыми обезьянами. И, наконец, в условиях проволочной клетки не формируются адекватные проявления полового влечения.
Харлоу обнаружил, что создан новый вид животного, который, получил название «безмамной мамы». Такая обезьяна-мать, выросшая сиротой и не знавшая материнской любви, и сама не испытывала любви к своим детям (подавление материнского инстинкта). Многие подобные обезьяны-матери не обращали на своих детенышей никакого внимания, но были и такие, которые обращались с ними необычайно жестоко — придавливали малыша лицом к полу, откусывали у него пальцы и кисти, а одна из них даже вложила голову младенца себе в рот и раскусила ее.

Природа любви и новое человечество

Давайте перейдём к выводам.

В середине 20-го века человечество перестраивалось, как я уже говорил, прощалось с отцами и дедами, и начинало смотреть в невнятное будущее. Причём, происходило это как на Западе, так и за «железным занавесом», то бишь в советском блоке, и в Красном Китае, само собой. Не затронут был юг, но и он никуда не денется на дальней временной дистанции.

Давайте отметим следующее:

— эмансипированные матери на цивилизованных, ну, или так скажем, ставших на путь прогресса участках нашей планеты повсеместно вышли на работу, службу, или занялись некой «артистической» деятельностью, что подразумевало стратегический отрыв от груди, от колыбельных песен, от проверки уроков и прогулок по парку-зоопарку.
Я повторюсь — стратегически, глобально.

— начал хиреть и умирать «институт бабушек». В разных странах с разной скоростью, но сейчас иметь в городе бабушку со спицами, сидящую с внучатами – это безусловная архаика.

— стало модно создавать дома прохладную атмосферу, детей не баловать никакими такими сюсюканиями и обнимашками. Стало правилом говорить с ними как со взрослыми. Стало правилом выпихивать их из семьи в большой мир как можно раньше, скажем отправлять учиться в московский институт или в Гарвард/Стэнфорд. А то и просто вытурить со словами «большому кораблю – большое плавание» на работу, потому что кормить уже не было мочи …

Согласитесь, тот институт семьи, который мы знаем из литературы 18-19 веков (а ранее, собственно, и не было ничего, одни религиозные или государственные хроники) почил в бозе на рубеже 19-20 веков, когда суфражистки всего мира добились реальных юридических преференций.

Появляется Зигмунд Фрейд, ставший знаменем психоанализа, и провозгласивший, что психи¬ческие механизмы, обеспечивающие гетеросексуальную направленность полового влечения, формируются у человека сами по себе, генетически. А если воздействовать на либидо извне, то это лишь приведет к задержке развития, или, в тяжелых случаях, к регрессии, отбрасывая индивидуумы к ранним, более примитивным стадиям (оральной, анальной и т. п.).

Но! Харлоу же показал, что ни фига подобного: формирование поведенческих навыков, завершающихся способностью к нормальному спариванию, требует активных воздействий определенных факторов внешней среды, что факторы эти имеют социальный характер, и что исключение этих социальных факторов приводит к грубой инвалидности.

Что делать, и что будет. И кто виноват! 🙂

1. Масоны. Именно они «виновны» в том, что определяют направление развития человечества, а значит медленно, но неуклонно воздействуют на психику, а, следовательно, и на соматику «человека разумного».
Тот Человек, которого мы себе представляем в 17 веке – совсем не таков, как сейчас. Это принципиально разные гоминиды.

Почему, спросите Вы? А потому, что волей и энергией масонов, их разумом и знаниями человечество перевернуло тёмные страницы своего духовного, религиозного, эмоционального, чувственного прошлого и встало на путь прогресса и науки.
Можно сколько угодно изрыгать в их адрес проклятия, ехидно добавлять «жидо-» и не замечать очевидное, но 300 лет назад произошли необратимые изменения сначала в западной цивилизации, а сейчас эти перемены медленно, но неуклонно движутся на восток и юг.

2. На нашем с Вами личном примере, на примере наших дедов и отцов, бабушек и дедушек мы спокойно и чётко можем предсказать, что будет дальше.
Можем не копаться в родословной, а просто глянуть на книжные полки и киноархивы с социальной фантастикой и футуристическими утопиями. Их тысячи, десятки тысяч, и многие из них когда-то были пророчествами, но уже сейчас стали современностью.

Для примера назову великое и классическое:

— замятинское «Мы»
— оруэлловское «1984»

А ведь, если посмотреть под определённым углом, то мы увидим единый корень и единую цель.
Корень – это промышленная революция и связанные с этим перемены.
Повторюсь, женщина, начиная с английской промышленной революции, вышла на работу (поначалу к прядильным и ткацким станкам) и тем самым изменила навсегда статус семьи, а значит и формы человеческой цивилизации.

3. Что будет в ближайшем будущем в контексте нашей сегодняшней темы?
Опыты Гарри Харлоу показали, что в отрыве от махрового полотенца рождается совсем другая популяция животных – а мы с Вами тоже животные, тоже приматы как ни крути.
60 лет назад, когда еще только проводились эти эксперименты, на планете не было понятия «дети-индиго», а понятие «аутизма» как самостоятельного диагноза в психиатрии было введено в 1981 году Лео Каннером, работавшим в балтиморском госпитале.
Сам аутизм был, его описывали как подвид шизофрении с начала 20-го века.

Делаем логическую связку: мода на «холодный дом», запрет на бурные ласки и тесные семейные отношения, ускорение технической и социальной жизни человечества – и не прошло и полвека, как появляются устрашающие цифры детей-аутистов.
Вдумайтесь – в наши дни 6 детей на 1000…

И примерно такая же картина будет, если глянуть статистику гомосексуального мира, транссексуализма и прочих явлений, до сих пор считающихся перверсиями в классическом мире.

4. Вывод мой такой. Обратной дороги нет, и аутистов, однополых существ будет с каждым годм всё больше.
И это абсолютно закономерный, исторически обоснованный эволюционный путь развития, потому что именно «индиго» полетят к звёздам, и, мало того, смогут долететь и основать там новое, но нам неведомое человечество …

ИКоКИ. Общество Королевского Искусства

«Королевское Искусство» – это, безусловно, старинный способ интеллектуальной элиты человечества «поиграть мускулами разума».

Голем ИКоКИ. Общество Королевского ИскусстваЭто и обременительная обязанность, и сладкая необходимость всегда идти извилистым путём познания.

Это, в конце концов, процесс, а не результат …

К адептам Королевского Искусства можно отнести и древнегреческих историков, и средневековых «артистов», и мыслителей Века Просвещения.
Члены масонских лож, братья «Общества Иисуса», эзотерики, мистики, оккультисты и ясновидящие – как ни странно, все эти группы по интересам занимаются интеллектуальным трудом, а, значит, и Королевским Искусством.

Предлагаем Вам ознакомиться с одним из материалов, созданных участниками

Интеллектуального Клуба общества Королевского Искусства

ИКоКИ

… чтобы убедиться, что полярные мнения, горячие споры и тотальный антагонизм в любом случае ведут нас по узкой тропинке познания к горним вершинам Знания …

Как Вы должно быть знаете, цель клуба и его членов — тайные знания в различных областях. Для нас просвещение является искусством и предназначением, единственно верным путем, у которого не существует конечной точки. Человек должен все время получать новую информацию и опыт. Это – залог осознанной жизни, которой управляет он сам.

Если Вы из таких людей – любопытных, целеустремленных и жадных до знаний, то «Общество Королевского Искусства» создано для Вас.
Если Вы решите стать членом Клуба — заходите на сайты «Общества Королевского Искусства» или «Тайнам Нет», регистрируйтесь, оставляйте контакты и комментарии, участвуйте в работе Форума, и помните, что никогда не поздно продолжить или начать заново!

logo Интеллектуальный Клуб общества Королевского Искусства (ИКоКИ)

Всего комментариев: 0
Оставить комментарий