ОБЩЕСТВО КОРОЛЕВСКОГО ИСКУССТВА

Вступить в королевскую гвардию!

Главная » Библиотека » Глобальная Гармония и Божественные Пропорции – тайные знания мудрецов и ученых

Глобальная Гармония и Божественные Пропорции – тайные знания мудрецов и ученых

Наш Автор Владимир Буданов утверждает, что глобальный гармонический принцип “вписывает” нас в Универсум, наделяя способностью к коэволюции с ним, допуская к безднам информации прошлого, соединяя ритмокаскадными нитями с ныне живущим, отличая искусственное от природного. Возможно, таков нерефлексируемый механизм интуиции, информационный канал, работающий по методу гомологических рядов, аналогии, символов. Возможно, такова гомеопатическая эмпирика, возвращающаяся сегодня во врачебную практику?

Быть может, гармония и есть основной проводник антропного принципа – спрашивает Автор, который чётко и последовательно раскрывает тайны мироздания в этом отличном материале, входящим в знаменитый цикл

ЛЕГЕНДЫ ИКоКИ
самые захватывающие сюжеты интеллектуальных ристалищ

«Королевское Искусство» – это, безусловно, старинный способ интеллектуальной элиты человечества «поиграть мускулами разума».

Голем ИКоКИ. Общество Королевского ИскусстваЭто и обременительная обязанность, и сладкая необходимость всегда идти извилистым путём познания.

Это, в конце концов, процесс, а не результат …

К адептам Королевского Искусства можно отнести и древнегреческих историков, и средневековых «артистов», и мыслителей Века Просвещения.
Члены масонских лож, братья «Общества Иисуса», эзотерики, мистики, оккультисты и ясновидящие – как ни странно, все эти группы по интересам занимаются интеллектуальным трудом, а, значит, и Королевским Искусством.

Как Вы должно быть знаете, цель клуба и его членов — тайные знания в различных областях. Для нас просвещение является искусством и предназначением, единственно верным путем, у которого не существует конечной точки. Человек должен все время получать новую информацию и опыт.
Это – залог осознанной жизни, которой управляет он сам.

Предлагаем Вам ознакомиться с одним из материалов, созданных участниками

Интеллектуального Клуба общества Королевского Искусства

ИКоКИ

чтобы убедиться, что полярные мнения, горячие споры и тотальный антагонизм в любом случае ведут нас по узкой тропинке познания к горним вершинам Знания …

Если Вы из таких людей – любопытных, целеустремленных и жадных до знаний, то «Общество Королевского Искусства» создано для Вас.

Если Вы решите стать членом Клуба — заходите на сайты «Общества Королевского Искусства» или «Тайнам Нет», регистрируйтесь, оставляйте контакты и комментарии, участвуйте в работе Форума, и помните, что никогда не поздно продолжить или начать заново!

logo Интеллектуальный Клуб общества Королевского Искусства (ИКоКИ)

Для тех, кому скучно или недосуг самому шерстить интернет в поисках дополнительной информации – предлагаем небольшую подборку материалов, лежащих в Сети в открытом доступе:

СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ АПОЛОГИЯ МУЗЫКИ СФЕР, КОСМО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ КОДЫ ГРЕЧЕСКОГО МИФА.

В орфических мистериях древней Греции музыкальная культура была весьма высоко развита и, вместе с тем, сакрализована, наполнена духовными и символическими смыслами. Храмовый музыкант был вторым человеком после жреца. Обратимся к полумистической пифагорейской легенде о музыке сфер, той божественной гармонии движения светил, которую, якобы, можно услышать. Покажем, что, в некотором смысле, это действительно так.

Октавный принцип, бесспорно известный пифагорейцам, позволяет трансформировать спектр частот произвольной системы в пределы одной октавы и исследовать его на наличие консонансных и диссонансных интервалов.

В качестве частот могут быть выбраны либо сидерические (гелиосистема), либо синодические (геосистема) частоты. Для “античной семерки” светил (от Луны до Сатурна включительно) они вполне могли быть известны в Египте и Вавилоне и принесены Пифагором в Элладу, но не в качестве астрономических знаний, что абсурдно для младенческого уровня греческой науки, а в качестве музыкальных интервалов — степени гармоничности отношений планет. Тем более, что диапазон частот обращения светил изменяется примерно в 1000 раз (от Луны до Урана), это – именно динамический слуховой диапазон (Уран почти не “слышен” и не виден). Мы выдвигаем и попытаемся оправдать гипотезу о сакрализации этих знаний и закреплении их в форме космогонических мифов, возможно, еще до греков, возможно, в эпоху крито-микенской или минойской культуры.

Приведем интервалы-отношения частот планет к частоте Земли, пересчитанные в одну октаву с тоникой, равной частоте обращения Земли — 1 (1); Плутон — 1,033(-8), 1,992; Меркурий — 1,038(+3), 1,575; Марс — 1,063(-1), 1,874; Сатурн — 1,085(-5), 1,932; Юпитер — 1,348(-4), 1,833; Уран — 1,523(-7), 1,976; Нептун — 1,553(-8), 1,990; Венера — 1,625(1), 1,25; Луна — 1,672(4), 1,545; Солнце — 1,671(4), 1,432. Здесь первое число — интервал в гелиосистеме, в скобках указан номер октавы, второе число — интервал в геосистеме. Приведем далее частоту обращения Земли к первой октаве в ее современной нотации и расположим остальные планеты вдоль октавы, в соответствии с их интервалами относительно Земли, тогда получим Рис.3 — современный вариант космомузыкального соответствия И. Кеплера, с учетом планет, открытых после него.

Хорошо видно, что в гелиосистеме компактная группа планет (Земля, Плутон, Меркурий, Марс, Сатурн), в пределах двух тонов, символически объединяет все мужские планеты, “возглавляемые” Сатурном с характерными “земными” качествами и интересами — война, торговля и т. д. Интервал Земля — Марс дает, с точностью 0,3 %, самый сильный диссонанс — малую секунду! Следующей планетой является стоящий особняком Юпитер ~ кварта. И последняя группа консонирующих с Землей женских планет, “возглавляемая” Ураном: Уран ~ квинта, Нептун, Венера, Солнце-Луна ~ большая секста-мажор). Они также расположены в пределах двух тонов, а, по греческой теогонии, Уран действительно породил Гелиос, Селену и Аврору. Замечательно, что сидерический период Луны совпадает с периодом обращения Солнца вокруг собственной оси (27,3 суток), усиливая резонансы гелио-влияния на Землю.

В целом, гелиоматрица гармонична, диссонансы дают лишь отношения планет античной семерки, за исключением Земли с Ураном, а также отношения Сатурна с высокими планетами, причем, роль диссонансного начала для Земли играет Марс. Такие отношения гармонии и дисгармонии есть буквальный изоморфизм космогонического мифа о борьбе богов и титанов, оскоплении Урана Сатурном и наказании Геи! Подчеркнем, что, частично, это можно было знать и во времена Гомера! Есть и физические признаки космической катастрофы — ось вращения Урана лежит в плоскости эклиптики, что можно объяснить лишь серьезным космическим катаклизмом.

Итак, гелиоматрица указывает на следующие попарные связи:

консонансные (или близкие к ним) — Луна (Солнце) — Земля, Меркурий — Нептун — Плутон, Юпитер — Венера — Сатурн;
золотого отношения (или сходного) — Меркурий — Луна (Солнце) — Юпитер — Сатурн, Луна (Солнце) — Плутон;
диссонансные (или близкие к таковым) — Луна (Солнце) — Нептун — Сатурн — Уран — Марс — Земля, Уран — Венера.
Анализ геоматрицы добавляет ряд новых диссонансов для Земли: Солнце — тритон, Юпитер — большая секунда, и перераспределяет отношения гармонии между планетами. Здесь, на наш взгляд, легко усматривается архетип следующего этапа мифологического космогенеза — свержение Юпитером своего отца Сатурна, миф о змее Тифоне, соперничество Геры и Зевса, создание олимпийского пантеона. Обнаруживаем новое свидетельство присутствия золотого отношения (ЗО) в Солнечной системе: Венера-Луна — 1.618 с точностью 0.005%!, Венера-Земля — 1,236, что равно величине 2/ 1,618, так же иногда называемой золотой пропорцией, точнее, ее октавным дополнением.

Точность попадания в консонансы и диссонансы здесь оценивается по критериям выдающегося музыковеда Н.А. Гарбузова (1939), открывшего области сохранения качества созвучий. Большую работу по уточнению таблиц космической гармонии солнечной системы и их мифологической социометрической интерпретации провела моя ученица, культуролог Е.В. Маслова.

Для нас является важным моментом, что подобные знания могли присутствовать уже в Греции для «античной семерки» планет (до Сатурна включительно), так как они могут быть основаны на наблюдениях невооруженным глазом, эпохи доинструментальной астрономии.
Подчеркнем, что самые ранние версии греческих мифов, записанных Гесиодом, содержат сюжеты только однозначных парных отношений, либо симпатии, либо антипатии, либо нейтрального отношения между участниками пантеона богов; важно, что отношения не меняются от сюжета к сюжету. Только по этой версии можно построить матрицу взаимности, комплиментарности между персонажами пантеона. Поскольку божества у греков были соотнесены с конкретными планетами Солнечной системы, то идея их сравнения на основе музыкальной гармонии лежит на поверхности, что я и сделал в 1996 году. Подчеркнем также, что те планеты, которые нельзя было увидеть в древности (Уран, Нептун, Плутон), не мог видеть и И. Кеплер. Однако, они также укладываются в мифологическую матрицу социометрического анализа, неожиданно и их гармонические отношения оказались «правильными». Похоже, что астрономы в Новое время называли их в соответствии с мифологическими образами.

Подробный анализ ранних греко-римских мифов позволяет заключить, что фактически, приведенные нами ранее планетарные гелио — и гео-матрицы гармонии оказались тождественны социометрическим матрицам взаимоотношений персонажей пантеона богов. На первом этапе космогенеза (до рождения Зевса), т. е., Ранний, Небесный, Солнечный пантеон — это гелио-матрица. На втором Земном, Олимпийском, Современном для античных греков этапе (после рождения Зевса) — это гео-матрица. Обнаруженные соответствия показывают, что информация ранних греческих мифов, расшифрованная нами посредством музыкального космопланетарного кода, несет в себе очень глубокие знания об устройстве Солнечной системы и ее эволюции. Эту информацию можно было узнать лишь частично (около 50%) в античные времена, но она была зашифрована, зашита в мифах народов, которые, как мы сейчас знаем, могут жить тысячелетиями, дольше культур, народов, этносов.

Кто-то возразит, что, может быть, все это случайное совпадение? Однако, несложно посчитать, что вероятность случайного совпадения двух симметричных космомузыкальных гелио- и гео-матриц 11х11 с социометрическими матрицами мифов раннего космогенеза и Олимпийского этапа фантастически мала, не больше 10 , т. е., легче найти затерявшуюся в зимней вьюге снежинку, чем угадать планетарные матрицы.
Может возникнуть вопрос, почему к подобным выводам не пришел Иоганн Кеплер в своем великом труде «Гармония мира»? Фактически, мы повторили его путь, путь анализа гармонии Солнечной системы, но во времена Кеплера ничего не было известно о далеких планетах (Уране, Нептуне, Плутоне), астрономия не располагала инструментальными средствами, как и в античные времена, а без Урана нет и первого этапа теогенеза греков. Не была ему известна и частота обращения Солнца вокруг своей оси, кроме того, не строил он матрицу гармонии для гео-системы. В результате, ему не хватало примерно 70% данных для полного гармонического анализа, который удалось провести нам. И, наконец, самое главное: надо было допустить, что греческий миф не случаен, но его можно прочесть в космомузыкальном ключе, и тогда он раскроет многие закономерности строения солнечной системы! Таким образом, Кеплер просто не мог этого открыть по объективным причинам, но он сделал для науки много большее, он открыл точные физические законы движения планет, из которых через век Исаак Ньютон выведет фундаментальный закон всемирного тяготения.

Обратим внимание на особый статус Земли. С позиции принципов гармонии, это не рядовая планета Солнечной системы. Фактически, только Земля и ее спутник Луна связана с другими планетами и Солнцем сверхточными золотыми пропорциями как в гео-, так и в гелиоматрице. Можно предложить гипотезу о необходимости гармонических пропорций косморитмов для возникновения жизни, что может служить дополнительным требованием для космологического антропного принципа. Тогда феномен жизни окажется еще более редким в планетных системах других звезд. Вероятно, золотая пропорция ритмов в биосфере является необходимым катализатором процессов эволюции, так как известно, что золотое сечение — это характеристическое свойство границы порядка и динамического хаоса, на которой и рождаются структуры.

Таким образом, гелио- и гео-системы гармонии вполне могли порождать космогоническии мифы о небесном и земном проявлении божественных начал, являясь музыкальным культургенным кодом передачи законов ближнего космоса, который может жить дольше этносов, языков, рас. Сейчас проводится более тщательный анализ возможных изоморфизмов символических структур мифа и предложенного здесь космо-музыкального языка.
Методологический анализ. В своем междисциплинарном исследовании при построении модели мы использовали три совершенно независимые линии: естественнонаучную–астрономическую, искусствоведческую-музыкальную, историческую-мифологическую, которые в современной научной культуре ничего «не хотят знать» друг о друге. Впервые идея их культурного пересечения возникла 2500 лет назад у пифагорейцев, точнее, в античной культуре, и эти линии не были явно разделены. Второй синтез был осуществлен Иоганном Кеплером в XYII веке, который, правда, мифом пользовался неосознанно, лишь сохраняя античные названия планет, но не используя структуру мифов. Полный синтез стал возможен лишь в XX веке, когда планетная система стала хорошо изучена. Работу Кеплера повторил в конце восьмидесятых годов прошлого века Шарль Кусто, выписав «космическую октаву» — сидерические октавные образы частот. Мы проделали это, не зная о результатах Кусто, в 1996 году, но сразу и для синодических частот т. к. полагали, что эти частоты также важны земному наблюдателю. Окончательный синтез требовал следующего шага — возвращения к идее связи астрономических данных с мифом, и это было сделано в 1996. Однако, теперь эта связь является не просто формальным соответствием элементов «бог — планета», дошедшим до наших дней. Она становится содержательным структурным изоморфизмом социометрической матрицы взаимотношений мифологических персонажей пантеона богов раннегреческих мифов и космомузыкальной структурной матрицы гармонии солнечной системы. Как мы видели, случайность такого совпадения почти невозможна.

Что же дальше? Корелляция установлена, но какие выводы? Какая наука возьмется их делать? Такой науки сегодня нет, точнее, это должна быть некая сверхмеждисциплинарная наука, возможно, «синергетическая» антропология. Здесь надо реконструировать протоисторические культурные сюжеты, в которых могло быть что угодно. Если сегодня мы хорошо знаем, что раз в 100 000 лет происходит большое оледенение, раз в 10 000 лет в океан падает астероид и цунами смывает большую часть суши и цивилизации, то почему нельзя допустить, что мы не первая цивилизация? Пережить тысячелетия упадка помогает сакрализованный миф, в котором естественно хранить послание потомкам. Именно так сегодня мы все аппараты, исследующие дальний космос, снабжаем символической информацией, на случай контакта с внеземной цивилизацией.
Вышесказанное позволяет нам выдвинуть первую, культурно-генетическую гипотезу, состоящую в том, что структура греческих мифов в космомузыкальном ключе — это послание ранних доисторических цивилизаций современному человечеству, свидетельство их высокого уровня знаний о Вселенной и уникальный способ доказательства своего существования.

Вторая гипотеза заключается в том, что человек искусства, человек творчества в состоянии интуитивного канала действительности может, в некотором смысле, о котором речь пойдет в следующем разделе, «слышать» эту самую «музыку сфер». Это свойство присутствует в каждом из нас, и мы способны ускоренно воспроизводить чувствознание об этом уголке космоса, вне зависимости от того, были или нет послания от предков, это – гипотеза прямого восприятия. Для ее обоснования в следующем параграфе мы рассмотрим еще один синергетический механизм тонкой эволюционной коммуникации. Отметим, что эти гипотезы не исключают друг друга и вполне могут сосуществовать.

Подобные гипотезы являются рабочими, но, тем не менее, могут быть основой для привлечения к ответственности за антинаучные высказывания, поскольку не принадлежат ни одной из наук, более того, разрушают современные мифы истории человечества. Нечто подобное наблюдалось, когда возникала гелеотараксия, учение А. Чижевского о солнечно-земных связях. Несмотря на всеобщую абструкцию со стороны научной сообщества, единственная поддержка автору была выражена К. Циолковским, который указал А. Чижевскому, что предстоят еще десятилетия сбора статистических материалов, необходимых доказательных научных аргументов. В нашем случае, объект–событие–корреляция уникальна и единственна, никакой статистики быть не может, событие мегаисторическое. Вывод: единственным ключом к решению проблемы является метод исторической реконструкции и проверки гипотез, с учетом палиоисторических знаний о природе, космосе, культурной антропологии, эволюционной эпистемологии. Это – метод теоретической истории, сложная обратная задача моделирования, подобная той, что возникает в космологическом антропном принципе, новая синергетика моделирования времени, реконструкции древней культуры.

Литература: [54-61, 131,142, 147, 158, 160, 161,194, 209, 215, 225, 247, 264, 288, 291, 336, 368, 371, 384]

3.6 КОСМИЧЕСКИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫЕ СИНХРОНИЗМЫ: ГИПОТЕЗА КОСМОРИТМИЧЕСКОЙ СЕТИ ВОСПРИЯТИЯ И ГЛОБАЛЬНОЙ ГАРМОНИЧНОСТИ

И все же, вернемся к пифагорейской «музыке сфер». Можем ли мы воспринимать с помощью наших органов чувств космические планетарные ритмы? Подчеркнем, что здесь речь не идет о прямом влиянии космических циклов на жизнь планеты и человека, этими вопросами последние тысячи лет занимается астрология, а в ХХ веке это также стало предметом серьезных научных исследований космо-биоритмологии. Действительно, нельзя непосредственно услышать месячные периоды обращения Луны или десятилетний период Юпитера, ведь мы способны услышать периоды колебаний не больше 1/20 секунды, а эти периоды отличаются в десятки миллионов раз. Казалось бы, ответ отрицательный, мы никогда не услышим «пение светил»!

Однако, в акустике хорошо известно, что любая нота, извлекаемая на музыкальном инструменте, имеет призвуки более высоких частот, называемых обертонами, которые имеют частоты кратные (в целое число раз большие) основной частоте колебания. Кстати, именно индивидуальный набор обертонов создает неповторимый тембр каждого голоса, каждого музыкального инструмента. Поэтому, даже если мы не можем услышать слишком низкую основную частоту, то, может быть, удастся услышать кратные ей обертоны с большей частотой. На современных музыкальных инструментах количество обертонов исчисляется десяткам, т. е., могут появиться частоты в десятки раз большие основной, но нам то необходимы не десятки раз, а миллионы! Возможно ли это?

Гипотеза и обоснование такой возможности впервые предложена мной десять лет назад в работах (Буданов 1997), и названа гипотезой эволюционных синхронизмов.

Во-первых, не будем забывать о том, что и музыкальный инструмент, в нашем случае, грандиозен, теперь это будет не оркестровый барабан, а весь ближний Космос. Основные частоты — партии в космическом оркестре играют вращающиеся небесные тела: планеты, Солнце, Луна, и как мы ранее убедились, в процессе эволюции, этот оркестр самонастроился и звучит весьма гармонично. Во-вторых, в этом оркестре есть и другие участники, точнее огромный хор — межпланетная среда разреженной плазмы, ионосферы и магнитосферы Солнца, Земли и других планет. Именно эта сверхподвижная среда, видимо, и является аналогом легендарного пифагорейского эфира, она порождает, при движении планет, огромные цепочки обертонов, которые могли влиять, и сейчас влияют на эволюцию биосферы Земли через электромагнитные колебания земной ионосферы. Космос мог запечатлевать, запоминать в себе эти обертоны в процессе эволюции, проецировать их в биосфере Земли и других планет, создавать новые обертоновые частоты. Их влияние могло дойти и до диапазонов частот нашего восприятия, точнее, сформировать в нас, как в эволюционирующих вместе с биосферой существах, предпочтительные, избранные частоты восприятия, каждая из которых должна быть очень высоким обертоном от основной частоты одной из планет. Т. е., мы можем нести в своем восприятии, как и любые живые существа, архетипические планетарные частоты, являющиеся эволюционными синхронизмами нашего уголка Вселенной, остается доказать их существование.
При обосновании нашей гипотезы на помощь приходит современная физика, точнее синергетика — наука о сложных развивающихся системах, которыми, несомненно, являются Солнечная система, Земля, ее биосфера и человек. Оказывается, что одним из наиболее распространенных сценариев изменения частот в эволюционирующей системе является сценарий Фейгенбаума — сценарий последовательного удвоения частоты, его так же называют каскадом удвоения Фейгенбаума. На музыкальном языке это перенос ноты-частоты на одну октаву выше, затем еще на одну и т. д., формально, неограниченное число раз, реально, до некоторой эволюционной границы. Напомним, что интервал «октава» является самым сильным консонансом, и можно сказать, что каскад Фейгенбаума является самым гармоничным сценарием развития. Понятно, что так можно получать очень высокие частоты (см. главу 4).

МЕТРОРИТМИЧЕСКАЯ СЕТЬ ВОСПРИЯТИЯ. Попробуем теперь показать, что мы можем слышать музыку сфер, но не сами частоты обращения светил, а их октавные образы, т. е., частоты, перенесенные на десятки октав выше, в области нашего восприятия — звукового, ритмического, цветового! Причем, эти частоты действительно выделены для нашего восприятия.

Звуки. Поднимая частоту Земли на 33 октавы, попадаем между “до” и “до-диез” первой октавы 272,2 Гц, что легко позволяет восстановить весь частотный строй. Тем самым, в пределах октавы возникает метроритмическая сеть избранных, резонансных частот, изоморфных частотам космических ритмов нашего уголка Вселенной. Покажем, что эти частоты действительно избраны для восприятия человека.

Действительно, октавные образы сидерических и синодических частот обращения планет, попадающих между соль диез и ля диез, есть ни что иное, как эталонные частоты камертонов для настройки инструментов в европейских оркестрах. Первый камертон был введен в 1711 году англичанином Джоном Шором (419,9 Гц, что с точностью 0,3% (5 центов) совпадает с синодической частотой Луны). В 1741г. Гендель применял частоту 422,5 Гц — это с точностью до 0.05% (0.8 цента, никакой эксперт не отличит) совпадает с сидерической частотой Нептуна. Вебер (1815г) использовал 423.2 Гц, что отличается от частоты Нептуна всего на 4 цента. В 1826г. в Дрезденской опере применялся камертон 435 Гц, который совпадает с точностью 7 центов с частотой пульсации Солнца (160 минут). В 1841г. в Парижской опере принята частота 453 Гц, а в Венской 456 Гц, что отличается не более 5 центов от сидерического периода Луны и среднего периода суток Солнца. Здесь мы привели сведения по истории камертона все без изъятия частоты из книги Н. Гарбузова [127], и сравнили их с планетарными частотами.
Еще несколько данных. Известно, что современный эталон, принятый в США в 1925г равен 440 Гц и отличается от сидерической частоты Венеры не более чем на 9 центов! Согласно В.Г. Порвенкову, по некоторым причинам, в больших оркестрах, в состав которых входят духовые инструменты, строй завышен до 443гц, что отличается от сидерической частоты Венеры лишь на 3 цента.

Напомним также, что погрешность в 5 центов, при различении двух чистых тонов, обычный музыкант не слышит, а 10 центов не различает средний слушатель. Таким образом, мы видим, что в истории европейского искусства конвенция о высоте камертона возникала неосознанно всякий раз вблизи одной из планетарных частот, музыканты как бы считывали ее, хотя мотивы изменения частоты были всегда вполне земными.
В древней Китайской музыкальной традиции, материалы по которой за 2000 лет любезно предоставил мне В.Е. Еремеев, частота камертона была сакрализована, менялась только при смене династий и также была архетипической: обычно это частоты сидерических Юпитера, Сатурна, пульса Солнца, синодической Венеры и земных суток. Как видим, они, практически, не совпадают с европейскими камертонами, но также находятся в косморитмических октавных резонансах.

Ритмы. Подчеркнем, что подобные «впечатанные» частоты и ритмы наблюдаются и в архаических танцах, и в ритуальных песнопениях — всюду, где человек соединяется с космическим началом в себе, где возможны трансовые состояния. Приведем несколько, точнее, все разобранные примеры из книги «Красота и мозг, биологические аспекты эстетики» [194] о величинах музыкальных ритмов разных древних традиций. Во всех примерах фигурируют очень стабильные трансовые ритмы, которые мы проанализировали для своих целей.
Бушмены из пустыни Калахари отмечают праздник «медоеда», который длится несколько дней. Антропологов поразила сверхвысокая стабильность ритма 0.641 с, который, с точностью до 3%, совпадает с октавным ритмом земных суток (синодический ритм Солнца). Подчеркнем, что для ритмов такая неточность неразличима для восприятия.

Тибет: монастырь Дхарамсала (место убежища Далай-Ламы в Непале) ритуальные песнопения с постоянным ритмом 0.472 с, что, с точностью 0.4%, совпадает с частотой Земли (земного года).
Непал, богослужение касты Невари. Частоты 0.471с. С точностью 0,1%, совпадает с частотой Земли. Ритм 0,325 с совпадает с точностью 1,3% с земными сутками.
Индейцы племени Ориноко (Венесуэла). Ритуал «Химу» — торговый напев продавец–покупатель, идущий более часа. С точность 10% — частота земных суток.

Итак, мы видим, что для людей, живущих в контакте с природой, октавный образ ритмов земного года и суток является естественным и органичным, он легко воспроизводим в танцах и обрядах, причем, в обрядах происходит более точное их воспроизведение. Человек уподобляет и сливается с природой через ее ритм, реализуя антропокосмическое единство.

Цвета. Попробуем переместить при помощи октавного принципа наши гелио-интервалы в область частот видимого спектра, которая занимает ровно октаву! (380нм—760нм), что позволит нам раскрасить гамму в цвета радуги. При этом, частота Земли (до) будет соответствовать длине волны 501нм (сине-зеленый цвет) — это частота максимума спектральной чувствительности красного пурпура — вещества, отвечающего за цветовое зрение у всех позвоночных животных на Земле. Цвет Солнца и Луны (ля) оказался золотистый, а вот соединение краев спектра (красного и фиолетового) происходит на частоте Юпитера (фа) и дает цвет пурпура — цвет власти.

Таким образом, впервые удается получить не психофизиологическую, субъективную окраску звуков, но связать высоту звука и цвет сквозным каскадным синхронизмом. Среди композиторов к нашему видению палитры музыкальной гаммы, синестезии цвета и звука ближе всех Асафьев и Римский-Корсаков.

У планеты Венеры оказался совершенно особый статус (см. рис 3). Как мы видели, в обеих (гелио- и гео-) системах отсчета период обращения Венеры оказывается напрямую связан с золотой пропорцией. Для геосистемы интервал Венеры по отношению к Земле равен 2/Ф = 1.236, это фиксируется в области лилового цвета; для гелиосистемы эта величина близка значению самого золотого сечения Ф=1,618, что соответствует шафрановому цвету. Оба этих цвета особо отмечены в традиционных одеждах представителей двух древнейших “краевых” (Восток-Запад) мировых религий — христианства и буддизма. Светло-зеленый цвет ислама также выделен: в геосистеме он отвечает цвету, стоящих рядом Юпитера и Марса.

Приведенные октавные изоморфизмы между характерными цветами, принятыми в религиозных традициях, и чувственным восприятием, с одной стороны; и косморитмическими интервалами, с другой, свидетельствуют о ранее неизвестных, глобально-резонанснсных, пронизывающих десятки порядков, свойствах октавной гармонии, обнажающей природу рождения символического в процессе антропогенеза.
Метроритмическая сеть восприятия. Выдвинем гипотезу о наличии в сфере восприятия, в частности, восприятия искусства (архитектура, живопись, музыка, прикладное творчество) архетипических частот, архетипических размеров и архетипических форм, с которыми резонируют произведения мастера. Размеры связаны с частотами через скорость звука или света в среде. Наши первые исследования показывают, что это действительно октавные образы планетных частот. Причем, это знание доступно людям искусства интуитивно через невербальный канал, в актах творчества, художественного переживания и восприятия. В принципе, оно доступно любому человеку, любому земному существу.

ПРИНЦИП ЛОКАЛЬНОЙ ГАРМОНИЧНОСТИ

И ГИПОТЕЗА ГЛОБАЛЬНОСТИ ГАРМОНИЧЕСКИХ КОДОВ ЭВОЛЮЦИИ.

С позиций классической нелинейной науки, в распространенности консонансных интервалов и доминанты второй гармоники ничего удивительного нет. Это свойство можно было бы назвать принципом локальной гармоничности для систем, эволюционирующих по типу Солнечной системы. Здесь гармония проявлена на уровне безразмерных отношений частот-интервалов, она не зависит от тональности мелодии, от значения самих частот. Этот принцип гармонии хорошо известен в Западной культуре. Мы предлагаем ввести, обосновываем его с помощью современных синергетических подходов, еще один принцип — принцип глобальной гармоничности, т. е., наличие цепи октавных синхронизмов, которые и создают метроритмическую сеть восприятия избранных частот. В западной культуре такой принцип совершенно не известен, он используется интуитивно художниками и музыкантами, на Востоке он используется через сакрализованную традицию и также не описан. Именно, глобальный гармонический принцип “вписывает” нас в Универсум, наделяя способностью к коэволюции с ним, допуская к безднам информации прошлого, соединяя ритмокаскадными нитями с ныне живущим, отличая искусственное от природного. Возможно, таков нерефлексируемый механизм интуиции, информационный канал, работающий по методу гомологических рядов, аналогии, символов. Возможно, такова гомеопатическая эмпирика, возвращающаяся сегодня во врачебную практику? Быть может, гармония и есть основной проводник антропного принципа?

Методологический анализ. Сегодня это новая исследовательская программа, которую можно было бы назвать гармонической антропологией. На первый взгляд, в эмпирическом обосновании гипотезы лежат всего лишь два десятка приведенных нами частот и ритмов, что, казалось бы, нельзя всерьез обсуждать. Однако, каждая из этих частот многократно воспроизводилась в наблюдательных экспериментах, причем, частот, не попадающих в метроритмическую сеть, просто не возникало! Более того, в классических монографических источниках по музыкальной акустике [127] и эстетике восприятия [194] других частот просто нет, что говорит уже о весьма серьезном статистическом обосновании. Кроме того, это не случайные, но базовые частоты и ритмы, на которых основан весь музыкальный строй, т. е., остальные частоты музыкального произведения также попадают вблизи метроритмических резонансов.

Конечно, необходима дальнейшая проверка гипотетического принципа глобальной гармоничности и наличия интерсубъективной метроритмической сети восприятия вполне стандартными, доступными научными методами. Для этого необходимо продолжить сбор статистических данных и установление корелляций с октавными образами планетарных частот и частот трансовых ритмов в современной и традиционной музыке, наиболее доминирующих частот и ритмов в музыкальных произведениях выдающихся исполнителей, особенно, на струнных инструментах, частот акустических резонансов храмовой и светской архитектуры и т. д. Это типичная задача научной ценологии, где ценозом является сообщество произведений музыкантов и архитекторов разных эпох и народов, а изучаются вероятностные распределения по звуковым частотам и ритмам. С другой стороны, это могут быть и лабораторные эксперименты по воздействию разных звуковых и цветовых частот на тонкие психофизиологические функции человеческого организма.

Отметим, что подобная интерсубъективная сеть давно открыта для инфразвукового диапазона электрических колебаний мозга. Это α, β, γ, δ ритмы, хорошо изученные по энцефалограммам и кореллирующие с различными психофизическими состояниями организма, в том числе, и творческими. Возможно, что эти ритмы могут частично совпадать с метроритмической сетью. На наш взгляд, в данном случае, мы имеем пример уникального междисциплинарного мегапроекта физиков и лириков, астрономов и психофизиологов.

Почему-то считают, что сфера культуры — это поприще исключительно гуманитариев: лингвистов, искусствоведов, литераторов. На мой взгляд, оно должно стать лабораторией физиков, кибернетиков и психофизиологов также, т. к. человек исследовался, испытывался в культурных практиках веками, протоколы исследований-экспериментов — это творения культурной и технической сферы человечества, статистика необозрима, надо только уметь читать эти протоколы и не боятся строить модели, проверяя их по косвенным экспериментам. В последних двух разделах я попытался показать, как это возможно.

Литература: [54-61, 131,142, 147, 158, 160, 161,194, 209, 215, 225, 247, 264, 288, 291, 336, 368, 371, 384]

Методология синергетики

Всего комментариев: 0
Оставить комментарий